Исторические анекдоты и истории

Про царёвых подданных — 1


В. Боровиковский. Портрет: Гавриил Романович Державин, 1811

Жена разбудила

К Державину пришел какой-то сочинитель
прочесть свое произведение.
Старик часто засыпал при таких чтениях.
Так случилось и на этот раз.
Жена Державина, сидевшая рядом,
непрестанно толкала его.
Но сон так одолел старика,
что он даже захрапел.
Когда жена разбудила его,
Державин в гневе закричал:
— Ты никогда не дашь мне выспаться!

(+)Картина: «Гавриил Романович Державин».
(1743-1816)
В. Боровиковский, 1811 г.



Портрет: «Карамзин». Василий Тропинин.

Истории граф

Николай Михайлович Карамзин распоряжением Александра I
был назначен официальным государственным историографом.
Однажды Карамзин явился с поздравлением к одному из вельмож,
но, не застав хозяина дома, велел лакею записать в книге
посетителей свое имя и звание. Лакей записал Карамзина, а
тот полюбопытствовал, правильно ли сделана запись, и увидел:
«Николай Михайлович Карамзин, истории граф».

(+)Картина: «Портрет Карамзина».
Художник Василий Тропинин (1776–1857)
Карамзин Николай Михайлович (1766-1826). Историк, поэт,
прозаик, реформатор русского литературного языка,
журналист, крупнейший русский литератор эпохи.

Исторические анекдоты

Митрофан Греков. «Атака шведов ярославскими драгунами у деревни Эрестфер 29 декабря 1701 года»

Северная война

В 1714 году, во время Северной войны, русская армия
под командованием Голицына вышла в тыл шведскому корпусу
и заняла позицию. Шведы тут же атаковали, но были отбиты.
Офицеры предложили Голицыну немедленно начинать контратаку,
воспользовавшись смятением противника. Однако Голицын решил
дождаться еще хотя бы двух атак шведов. Только после третьей
отраженной атаки русские перешли в наступление и без особого
труда разбили неприятеля. Чего же ждал Голицын?
Он ждал, пока шведы, бегая туда-сюда, утрамбуют снег.
Мы так всех победим!

    (+)Картина: «Атака шведов ярославскими драгунами
    у деревни Эрестфер 29 декабря 1701 года».
    М. Б. Греков (1882-1934)



Реклама: «До первой звезды». Екатерина Великая и Суворов.

До первой звезды

Князь (А.Н.) Голицын рассказал, что однажды Суворов
был приглашен к обеду во дворец. Занятый одним
разговором, он не касался ни одного блюда.
Заметив это, Екатерина спрашивает его о причине.
— Он у нас, матушка-государыня, великий постник —
отвечает за Суворова Потёмкин, — ведь сегодня
сочельник, он до звезды есть не будет.
Императрица, подозвав пажа, пошептала ему что-то на ухо;
паж уходит и чрез минуту возвращается с небольшим футляром,
а в нём находилась бриллиантовая орденская звезда,
которую императрица вручила Суворову, прибавя, что теперь
уже он может разделить с нею трапезу.

Реклама: «До первой звезды».
Екатерина Великая и Суворов.

Всемирная история, Банк Империал — серия рекламных роликов, снятых
в 1992—1997 годах Тимуром Бекмамбетовым для банка «Империал».



Кот из Японии по кличке Широнеко (в пер. «белый кот»).

Моё место занято

По вступлении на престол императора Павла состоялось высочайшее повеление,
чтобы президенты всех присутственных мест непременно заседали там, где числятся
по службе. Нарышкин, уже несколько лет носивший звание обершталмейстера, должен
был явиться в придворную конюшенную контору, которую до того времени не посетил
ни разу.
— Где мое место? — спросил он чиновников.
— Здесь, ваше превосходительство, — отвечали они с низкими поклонами, указывая
    на огромные готические кресла.
— Но к этим креслам нельзя подойти, они покрыты пылью, — заметил Нарышкин.
— Уже несколько лет, — продолжали чиновники, — как никто в них не сидел,
    кроме кота, который всегда тут покоится.
— Так мне нечего здесь делать, — сказал Нарышкин, — мое место занято.
    С этими словами он вышел и более уже не показывался в контору.

(+)Кот из Японии по кличке Широнеко (в пер. «белый кот»).

Самый расслабленный кот на Земле

Карикатура: «Егор Гайдар». Владимир Мочалов.

Гнусная образина

Когда Пугачев сидел на Меновом дворе, праздные москвичи между обедом
и вечером заезжали на него поглядеть, подхватить какое-нибудь от него
слово, которое спешили потом развозить по городу. Однажды сидел он
задумавшись. Посетители молча окружили его, ожидая, чтоб он заговорил.
Пугачев сказал: «Известно по преданиям, что Петр I во время Персидского
похода, услыша, что могила Стеньки Разина находилась невдалеке, нарочно
к ней поехал и велел разметать курган, дабы увидеть хоть его кости».
Всем известно, что Разин был четвертован и сожжен в Москве. Тем не менее
сказка замечательная, особенно в устах Пугачева. В другой раз некто,
симбирский дворянин, бежавший от него, приехал на него посмотреть и, видя
его крепко привинченного на цепи, стал осыпать его укоризнами. Дворянин
был очень дурен лицом, к тому же и без носу. Пугачев, на него посмотрев,
сказал: «Правда, много перевешал я вашей братии, но такой гнусной образины,
признаюсь, не видывал».

(+)Карикатура: «Егор Гайдар». Владимир Мочалов.

Выставка Владимира Мочалова

Великий князь Павел Петрович (1782)

Насморк и сало

У великого князя Павла Петровича случился сильный насморк.
Врач осмотрел его и присоветовал мазать в носу на ночь салом.
С того дня и в течение года прислуга получала ежедневно до пуда
сала — «на собственное употребление его высочества».

(+)Великий князь Павел Петрович (1782)

Павел I Петрович

П. Д. Киселёв. 1830-е годы. Акварель Андреева.

Разорить ему ничего не стоит

В 1848 году государь, разговаривая о том, что на Кавказе
остаются семь разбойничьих аулов, которые для безопасности
нашей было бы необходимо разорить, спрашивал:
— Кого бы для этого послать на Кавказ?
— Если нужно разорить, — сказал Меншиков, — то лучше всего
    послать графа Киселева: после государственных крестьян семь
    аулов разорить — ему ничего не стоит!

(+)П. Д. Киселёв. 1830-е годы. Акварель Андреева.

Павел Киселев

Ермолов в старости. П. ф. Борель.

Болен и принять не может

Ермолов в конце 1841 года занемог и послал за годовым своим
доктором Высотским. Разбогатев от огромной своей практики,
доктор, как водится, не обращал уже большого внимания на
своих пациентов; он только на другой день вечером собрался
навестить больного. Между тем Алексей Петрович, потеряв
терпение и оскорбясь небрежностью своего доктора, взял
другого врача. Когда приехал Высотский и доложили о его
приезде, то Ермолов велел ему сказать, что он болен и
потому принять его теперь не может.

(+)Ермолов в старости.
Художник П. ф. Борель.



Фильм: «Кавказкая пленница», 1966

Традиция

— У нас на Кавказе есть давняя традиция — воровать невест!
— Да ты что, правда!?
— У нас вообще воровать традиция.

(+)Фильм: «Кавказкая пленница»,
1966 г.

      «Высокопоставленных офицеров правительство, не дожидаясь посылок с отрезанными ушами и пальцами, предпочитало выкупать.
      Во времена назначения генерала Ермолова наместником Кавказа произошел случай, поколебавший уверенность чеченцев в выгоде
      торговли заложниками. По дороге из Хазиюрта в Кизляр был похищен майор Швецов. Чеченцы, не разобравшись в офицерских отличиях,
      приняли майора за лицо особой государственной важности. И на радостях потребовали у его родных выкуп — десять арб серебряной
      монеты. Российское правительство просто не знало, как реагировать на такую запредельную цену! Да и взять эту сумму было неоткуда.
      Тогда сослуживцы Швецова объявили по всей стране сбор пожертвований для выкупа его из плена».

      «Пока русские собирали деньги, на Северном Кавказе появился Ермолов. И первое, что он сделал, — платить выкуп за Швецова запретил.
      А вместо уплаты приказал посадить в крепость всех кумыкских князей и владельцев, через земли которых провезли русского офицера,
      и объявил, что, если они не найдут способа его освободить, он всех повесит. Арестованные князья сразу же договорились снизить
      выкуп до 10 тысяч рублей. Но Ермолов снова отказался платить. Тогда очень кстати возник (по тайной просьбе генерала)
      аварский хан и выкупил пленника».

      «Генерал особенности национального менталитета улавливал мигом. Если местному населению платишь деньги, значит, боишься,
      откупаешься. А потому Ермолов призывал следовать логике неприятеля: «Хочу, чтобы имя мое стерегло страхом наши границы
      крепче цепей и укреплений, чтобы слово мое было для азиатов законом, вернее, неизбежной смертью. Снисхождение в глазах азиата —
      знак слабости, и я прямо из человеколюбия бываю строг неумолимо. Одна казнь сохранит сотни русских от гибели и тысячи
      мусульман от измены».
      Свои слова генерал имел обыкновение подкреплять делами. Так что похищение крупных чинов и богатых купцов на время было вычеркнуто
      из реестра “выгодных”».       Цитата из издания “Записки А.П. Ермолова.”
      1798–1826 гг. — М.: Высшая школа, 1991.       Записки русского генерала